Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Мой комментарий к записи «Почему обычный человек защищает капитализм? - Алексей Антонов» от romdorn…

Ну да, он индоктринировался больше меня.
Он инженер по образованию, а я гуманитарий — а технари очень любят инструкции по применению; заметьте, сколько программистов и среди сторонников марксизма, и среди верующих в рынок — сложность и неоднозначность бытия им кажутся просто плохой организацией.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

promo romdorn march 12, 23:42 1
Buy for 10 tokens
Оказывается, ЧЕ стартует в Москве уже скоро! На российских ресурсах ничего внятного найти не удалось, зато на Европейской Федерации есть лист с заявленными спортсменами: http://ewfces.com/finalentrylist.php?id=33&comp=41 Теперь вот маюсь, на кого хочу сходить: и на Сашу Козлову, и на Гаэль…

Мой комментарий к записи «Что делают левые?» от maysuryan

Помнится, Вьетнамом были озабочены амеры и круг РАФовцев, то есть полудурков-экстремистов, которым близок оказался Арафат и Иди Амин.

Не припомню, чтобы антидеголлевская молодежь придавала ему большое значение.

Ну и на Франции свет клином не сошёлся — все ее метания были связаны с безработицей выпускников гуманитарных факультетов.
В Нидерландах или Норвегии гуманитариев не столько, как и в Британии, и что-то мы не слышали про тамошний Весёлый май.

И в Испании было тихо, хотя от крайностей 1939 года франкизм давно отошёл.
То есть налицо шумиха вокруг какого-нибудь Фуко, Дучке и Кон-Бендита, которые никакой культурной роли нигде не сыграли, а разве что антикультурную — эдакие Ипполиты, заявившиеся к генеральше Епанчиной с требованием поделиться баблишком.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «К дискуссии о десталинизации – как пробивается правда о раскулачивании в…

Ну что же, пробелы в Вашем образовании надо восполнять в соответствии с требованиями незабвенного вождя:

"уместным, мне кажется, заметить для молодых членов партии, что нельзя стать сознательным, настоящим коммунистом без того, чтобы изучать — именно изучать — все, написанное Плехановым по философии, ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма".//http://revolucia.ru/lenin_eshe_raz_o_profsoyuzah.html

//100 лет прошло. Может хватит жить в начале 20-го века? //

Так Вам и хватит. В чем выразилось за 100 лет ужесточение капитализма? Рабочий день где удлинили? Где пенсии не платят и больничные не дают? В Норвегии, Англии, Германии?

//если вы сейчас убедите всех нас в том, что капитализм "умягчается", то мы сразу должны капитализм полюбить?//

"Любить можно маму. Детишек. Мужа, в конце концов." ("Все мужики сво") - а к формации надо относиться как к фактическому положению дел.

//Я за полное уничтожение капитализма на земле.//

Капитализм нельзя "уничтожить", ибо это способ производства, порождающий формацию и систему хозяйства.

Уничтожив систему хозяйства, мы получим нечто более примитивное, поскольку до настоящего времени не появилось способа производства, который был бы лучше капитализма.

Он появится, скорей всего, но в данный момент есть только некоторые подвижки, недостаточные для образования нового способа производства и формации на его основе.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «Флойд раздора российских интернет-левых» от arzarra в new_rabochy

Определение пролетария?
Дайте его со ссылкой на источник и посмотрим, насколько оно полное.

Величина дохода входит в определение по умолчанию. Есть понятие "вынужден продавать рабочую силу".

Если доход позволяет, нельзя говорить о вынужденности.

На какой срок может человек не продавать рабочую силу и поддерживать средний уровень?

Маркс учился на юридическом факультете, в юриспруденции есть понятие "разумные сроки". Они формально не оговорены. Поскольку связаны с обычаями.
Оценим грубо, что доход, который позволяет жить на СРЕДНЕМ для общества уровне (у Маркса постоянно усредненные абстрактные показатели типа среднего труда) на протяжении ТРЕХ лет (разумный срок), и есть доход, превышающий пролетарский.

Средний доход по РФ сейчас 40 000 в месяц примерно. Если у человека накоплены средства в размере 1440000 рублей, и он не голодал в ходе накопления, а позволял себе тратить хотя бы 30 тысяч в месяц, значит, он не пролетарий.

Вы явно намекаете еще на его деятельность - производит он вещные товары или нет ("услуга - не товар"). Поэтому высококлассный уникальный ювелир у Вас получится пролетарий, даже с доходом в 350 000 в месяц, а официант не пролетарий, пусть у него доход 15 и 15 на чаевых.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «Главная проблема цивилизационного подхода.» от m_pavluchenko в new_rabochy

Выражение "народ" подразумевает субъектность, а субъекты - это индивиды. Даже семья рассматривается как субъект лишь на стадии родового строя.

И говорит о примитивности достигнутого уровня развития.

Посему непонятно, что такое "народная самостоятельность", а выражение "права человека" он не употребляет, дабы не прослыть у студентов (типа Никиты Тихонова)) "либерастом")).


Это не из-за ментальной отсталости, а из-за сложившейся культуры, которая есть стереотипы реакций на внешние раздражители.


Феодализм на Руси не сложился в силу удара татар. Они и затормозили развитие Руси по европейскому типу. Особенности ландшафта так же способствовали.

Кроме того, в Европе сложилось городское самоуправление - бурги. А в России нет. После разгрома Грозным Новгорода и Пскова.

Но все это можно было изменить путем осознания и формирования новых структур сознательно, но осознавать было нечем: не было системы образования до конца 18 века.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Апполонов об образовании

     Алекс Апполонов порадовал своих поклонников, к числу которых отношусь и я, хорошей, фактологиечской статьей об образовании в США. Дальше напишет про нашу Рашу.
Копирую из его ЖЖ, хотя он и в нашем сообществе текст тиснул - но в его ЖЖ обсуждение интересней, с участием автора.

Страдания образования. Так ли уж Россия не Америка? (Ч. 1)
alexeyapp
September 4th, 19:21

Наступил очередной день знаний, а потому появился повод лишний раз сказать что-нибудь о высшем нашем образовании.

Месяца два назад я уже писал о странных (идеалистических и волюнтаристских) идеях Бориса Кагарлицкого по поводу образования. Одна из них, напомню, заключалась в том, что образование не просто не должно быть рыночным, оно должно быть антирыночным, поскольку суть образования как крупного социального института состоит в том, что оно является противовесом рынку. На Западе, утверждал Кагарлицкий, это прекрасно понимают и «вкладывают колоссальные деньги», чтобы «заниматься преподаванием и ничем другим». И то же самое, по его мнению, было в СССР, где, якобы, образование никак - и принципиально - не было связано с производством.

В той своей заметке я указал лишь на то, что в СССР было как раз наоборот, ибо советское образование действительно ориентировалось (или, по крайней мере, пыталось ориентироваться) на ленинскую идею «об органическом соединении теории с практикой». Что же касается «рыночности» или «нерыночности» западного образования – то эту тему я в принципе не затрагивал. Теперь вот есть повод затронуть.

Согласно данным, не так давно опубликованным The Chronicle of higher education, в США число граждан, имеющих магистерский диплом, и получающих при этом продовольственные талоны и/или другую социальную помощь, за четыре года (с 2007 по 2010) увеличилось почти в три раза; число лиц имеющих диплом professional school (по сути, та же магистерская степень), находящихся в этой же ситуации увеличилось где-то на треть; наконец, число докторов наук, которые могут свести концы с концами только за счет социальных выплат, выросло более чем в три раза. Вот точные цифры:



Конечно, можно сказать, что в мире кризис и все такое. Но! Я хочу отметить, что общее число получателей помощи по программе SNAP (SUPPLEMENTAL NUTRITION ASSISTANCE PROGRAM) в США за три кризисных года (с конца 2008 по 2011) выросло лишь процентов на 40. То есть, как представляется, рост численности бедствующих людей с высшим образованием (особенно – с докторскими степенями) опережает рост численности бедствующих людей без высшего образования. По крайней мере, достаточно очевидно, что в США высшее образование не дает никаких бонусов при трудоустройстве на нормальную, более или менее хорошо оплачиваемую, работу. И вот косвенное тому свидетельство: National Bureau of Economic Research опубликовало исследование, согласно которому с определенного момента вложения в образование не дают возврата в виде роста заработной платы.

Если верить пропагандистам вроде Кагарлицкого, этого не может быть, потому что не может быть никогда. Однако вот конкретные примеры. Одна из героинь упомянутой выше статьи, г-жа Брунинга-Мэтье работая 20 часов в неделю в Yavapai College, получает 900 баксов в месяц, из которых 750 уходит на квартплату, а остальное – на бензин, чтобы доехать до работы. Понятно, что без талонов на питание и прочей социальной помощи при таком раскладе можно просто сдохнуть от голода. Другой случай – это г-н Стигэл с 14-летним стажем преподавательской деятельности. Будучи преподавателем в Northwest Florida State College, он получал так мало, что едва сводил концы с концами и был вынужден подрабатывать, например, маляром и уборщиком (при этом ему было отнюдь не 20-30, а 50 лет). В конце концов, от безнадеги он капитулировал и сел на социалку. Еще один пример – некто Timera Drake из комментариев к данной статье пишет: «Я работаю адъюнкт-профессором в Вашингтоне, где зарплаты куда больше, чем во многих других регионах, и у нас адъюнкты, как правило, работают на двух, а иногда и на трех работах. Некоторые проводят в день пять или шесть аудиторных занятий (это не считая проверки письменных работ и прочего)…  чтобы хоть как-то свести концы с концами».

Г-н Берубе, довольно известная личность, первый вице-президент Modern Language Association of America, т.е. человек весьма осведомленный, пишет: «Все думают, что докторская степень гарантирует вам средства к существованию, и, насколько я могу судить, большинство комментаторов считает, что профессор колледжа зарабатывает $100,000 в год и больше. Но в последнее время я постоянно слышу, что заработки профессора, не имеющего бессрочного контракта (тенюры), меньше $20,000, и я не знаю никого, кто мог бы прокормить семью на эти деньги. Даже одному прожить на эту зарплату тяжело – если только вы хотите питаться чем-то кроме макарон».

Как довольно сдержанно отмечает The Chronicle, адъюнкт-профессора (т.е. приглашенные, внештатные преподаватели), вкалывающие за копейки – это «маленький грязный секрет» американской системы образования. А в комментариях к статье некто herter режет правду-матку по полной: «70% членов всех факультетов в США (т.е. профессора и инструкторы) работают по временным контрактам…  Причина в том, что университеты либо не могут предложить доктору полноценный контракт, поскольку у них просто нет денег, либо – как в случае моего родного университета – они нанимают адъюнкта за $2000 в месяц потому, что им нужно освободить средства для того, чтобы взять на работу 23-его вице-президента, с шестизначной зарплатой, или для того, чтобы президент мог заплатить $1,000,000 за домик на побережье… В моем университете, несмотря на кризис, полно денег, но администрация не хочет платить преподавателям то, что они заслуживают… Это кризис в управлении. Этический кризис».

Это вам ничего не напоминает? Мне так сильно напоминает. А Кагарлицкий «это вот» приписывает только «неправильной» российской системе, в существовании которой виноват Минобр, и только он. Как же так? В США ведь нет Фурсенко, и там «все занимаются преподаванием и только им», а дело-то вон как обстоит.

Впрочем, можно спросить, как чувствуют себя простые американские выпускники, получившие степень бакалавра. Может, у них все замечательно от того, что их знания «антирыночны»? Ведь, как сказал Кагарлицкий в своем интервью, это очень круто, когда «люди учились на географов, потом стали мореплавателями. Это значит, их очень хорошо учили географии. В Европе считается плюсом для вуза, если выпускник устроился не по специальности: значит, так хорошо учили человека, что он занялся другой специальностью и на этом поприще добился блестящих успехов».

Проблема, однако, в том, что большинству американских выпускников-бакалавров светит отнюдь не профессия мореплавателя (что это, кстати, за профессия такая – «мореплаватель»?). Как свидетельствует другая статья в той же The Chronicle, «диплом колледжа имеют более 317,000 официантов и официанток (из них более 8000 – доктора или с professional degree), 80 000 барменов и 18 000 парковщиков. Более 17,000,000 дипломированных американцев выполняют работу, которая не требует навыков, ассоциирующихся с дипломом бакалавра».

Ну, то есть вопрос надо ставить не так: учился на географа, а стал знаменитым мореплавателем. Вопрос надо ставить так: девушка изучала химию, получила степень бакалавра, а потом стала популярной (среди водителей-дальнобойщиков) официанткой в какой-нибудь придорожной забегаловке. Хорошо ли ей от этого? А вот не думаю. Во-первых, в колледж она пошла, наверное, не для того, чтобы работать официанткой или барменшей, ибо на эту работу берут и без диплома. И не для того она брала образовательный кредит в 20-30 тыс. баксов (минимум), чтобы получить знания, которые ей не нужны (и скоро забудутся – за ненадобностью). Конечно, может это и верно, что «люди часто любят ходить на лекции просто так, точно так же, как они любят ходить в кино или путешествовать». Любят-то, может быть, и любят, но не до такой же степени, чтобы на десятилетия влезать в долги.

И вот тут мы переходим к самому интересному. Кагарлицкий (и другие сторонники американской (теперь, после Болоньи, уже можно говорить – «единой западной») системы образования) постоянно лукавят и умалчивают о том, что образование на Западе – это бизнес. Это о-о-очень большой и о-о-очень прибыльный бизнес. Кагарлицкий же, напротив, пользуясь наивностью и плохой информированностью среднестатистического российского читателя (слушателя) рассказывает про какие-то колоссальные деньги», которые «вкладываются в преподавание» на Западе «просто так», а не для того, чтобы «заниматься получением гешефта», и попутно зачем-то врет про то, что  в филиале Нью-йоркского университета в Абу-Даби образование бесплатно (хотя год обучения в нем стоит более 60 тыс. баксов).

И вот, исходя именно из этого, т.е. из того, что образование на Западе – это бизнес, и надо рассматривать вопрос, «рыночное» оно или «нерыночное». Естественно, оно «рыночное» в том смысле, что оно есть бизнес. В США и Англии (которые теперь по сути – образцы для западной системы образования) большинство ВУЗов не имеет государственной поддержки (или имеет незначительную поддержку – процентов в 20-30 от бюджета). В лучшем случае эти ВУЗы (также частично) поддерживаются местными общинами и/или спонсорами (которые, впрочем, имеют свой собственный интерес, часто весьма далекий от вопросов образования). Поэтому ВУЗы, чтобы выжить в рыночной среде должны торговать – дипломами, знаниями, именем, наконец.

Кагарлицкий вешает лапшу о том, что на Западе никакого рынка образовательных услуг нет, и что бизнес никакой роли в управлении ВУЗами не играет: «Зачем управлять университетом бизнес-ориентированному специалисту? Простите, но это идиотское высказывание… это тотальный непрофессионализм. Назовите мне хоть один ведущий западный университет, которым управляют бизнес-ориентированные специалисты?». Но это, мягко говоря, неправда, рассчитанная на некомпетентность российского читателя (слушателя), которого годами бомбардируют сказками про «прекрасную жизнь за пределами Рашки-…дорашки».

Вот описание типичного американского университета: «Во главе университета стоит президент, подотчетный только совету попечителей… этот орган управления университетом вырабатывает стратегию развития учебного заведения… В совет попечителей входят уважаемые профессора, ученые, видные бизнесмены, крупные благотворители, политики, некоторые члены местной государственной администрации… Администраторы высшего и среднего звена назначаются президентом, а не избираются демократическим путем, и также могут быть смещены вышестоящим административным руководством… Если просмотреть успешно развивающиеся университеты, можно легко обнаружить, что во главе этих университетов чаще стоят талантливые администраторы, нежели известные ученые. И очень часто можно встретить, что отношения между президентом и администрацией университета, с одной стороны, и профессорско-преподавательским составом – с другой довольно-таки натянутые… Дело в том, что интересы администрации и интересы профессорско-преподавательского состава довольно сильно отличаются».

Упоминавшийся выше herter довольно ясно объяснил, как мне кажется, почему они «сильно отличаются». К его словам мне добавить нечего, кроме того, что нищенские зарплаты адъюнкт-профессоров объясняются тем, что рынок труда переполнен. Администрации, которая исходит исключительно из соображений коммерческой выгоды, не с руки давать профессору тенюру (бессрочный контракт), если есть целая толпа докторов (в разных областях – от 50 до 200 человек на место), согласных работать по временным контрактам и практически бесплатно. Herter прав: лишь 31 % профессорско-преподавательского состава американских университетов имеют тенюру или пребывают в состоянии «on the tenure track», т.е. должны ее получить в будущем (хотя могут и не получить). И это всего лишь частный случай распространившейся в последнее время в тех же США практики перехода компаний с долгосрочных и бессрочных контрактов на временные трудовые соглашения (месяц-год), которые позволяют работодателю не нести никакой социальной ответственности перед наемным работником.

Как бы то ни было, понятно, что сама по себе система образования в США и Англии является рыночной в том смысле, что основана на продаже определенного товара на специфическом рынке (рынке образовательных услуг). Однако когда вы покупаете нечто на рынке, никто не гарантирует вам, что вы покупаете то, что вам действительно нужно, или что купленный вами товар действительно хорошего качества. Вы можете стать жертвой недобросовестной рекламы (типа «купите нашу чудо-швабру, она излечит от алкоголизма вашего супруга» – при том, что швабра ничего не лечит и вообще нафиг не нужна в век моющих пылесосов). Или вас могут обмануть мошенники, продав за бешеные деньги какую-нибудь дрянь. Да, конечно, элитарные ВУЗы типа Оксфорда гарантируют качество, но ведь таких ВУЗов мало, обучение в них стоит ОЧЕНЬ дорого, и, кроме того, далеко на каждый способен в таких ВУЗах учиться.

Что же касается всех прочих западных (особенно – американских) ВУЗов, то они – в смысле востребованности полученного в них образования на рынке труда – действительно, не являются «рыночно ориентированными». Тут Кагарлицкий прав. ВУЗы продают – вы покупаете. На свой страх и риск. А для того, чтобы продажи росли, в ход идут рекламные кампании, вещающие, например, о «постиндустриальном обществе знаний», в которое возьмут только тех, кто имеет минимум магистерскую степень. Глобализация и быстрые технологические изменения вознаграждают способность определять и решать новые задачи. Диплом колледжа – ещё и сигнал предполагаемому нанимателю, что молодой человек обладает необходимыми данными для успеха. Бла-бла-бла.

Все это станет еще более понятным, если привести только одну (ладно, три) цифры: в США 13 млн. разнообразных студентов, больше чем в Китае (10,2) и Индии (11,8). Это абсолютный рекорд. Считается, что это очень круто. Ну, что ж, тогда, Россия даже круче Штатов: в процентном отношении к общей численности населения у нас студентов больше (4,8 против 4,4). А еще круче немыслимо развитая Польша – со своими 5,4 % она более чем в 2 раза опережает слаборазвитую Японию (2,3) и Германию (2,3). Остается непонятным только, почему это именно в Германии имеет широкое распространение мем «польский сантехник», а не наоборот – в Польше мем «немецкий разнорабочий»?

Впрочем, попробую выдвинуть смелую гипотезу. В США (а также в Польше, России и в некоторых скандинавских странах) надулся колоссальный пузырь – образовательный. Ну, бывают пузыри недвижимости или интернет-компаний, а бывает, значит, и образовательный пузырь. Особенно это заметно на примере США, где бизнес на образовании – самый крупный в мире. С 80-х гг. число лиц с высшим образованием непрерывно росло (кстати, вместе с ростом платы за получение образования), и внедрялась установка, что человек без диплома – ничто. С другой стороны, США все более деиндустриализировались, превращаясь в «постиндустриальное общество знаний», где образовательная «надстройка» все больше отрывалась от производственного «базиса»: система (прямо-таки по Кагарлицкому) работала как бы сама по себе, вопреки не только рынку труда, но и просто здравому смыслу. И вот, наступил момент, когда предложение дипломированных специалистов радикально превысило спрос. Пузырь лопнул.

В США государство не стало спасать утопающих. За прошедший (2011) год 41 штат сократил расходы на государственное высшее образование. И это после значительных сокращений в 2009 и 2010 гг. В некоторых государственных университетах, таких как Университет Нью-Гемпшира, потери государственных поступлений составили 40%, в Университете Вашингтона – 26%, в системе государственных университетов Флориды – 25%. Рост оплаты за обучение и размера денежных взносов приводят к дефициту. В этом году плата за обучение выросла в среднем на 8,3%. Система государственных университетов Нью-Йорка увеличила оплату за обучение на 14%, Аризона – на 17%, Вашингтон – на 16%. Студенты государственных университетов и колледжей Калифорнии столкнулись с ростом платы за обучение в среднем на 21% - это самый резкий рост по стране... Грант Пелла (федеральная стипендия) для студентов из бедных семей всё больше снижается, и теперь покрывает лишь треть платы за обучение и взносов (в 1980-х он покрывал почти половину, а в 1970-х – более 70%). Задолженность по займам на образование резко растёт – Федеральный Резервный Банк Нью-Йорка оценивает её сумму в $550 миллиардов.

Кстати, говорят, что проблема невозврата образовательных кредитов равна по масштабу проблемам с ипотечными кредитами, которые – формально – запустили кризис 2008.

Продолжение – о ситуации в России – следует.