romdorn (romdorn) wrote,
romdorn
romdorn

Categories:

Что же будет с Мадуро и с ними? Доползем ли до ответа?

"Медуза" опубликовала занятное интервью с кандидатом политических наук Татьяной Русаковой из некоего Центеро о событиях в Венесуэле.
Привожу в сокращении.

"— Сложно говорить о непосредственном американском участии... Я бы говорила не о влиянии, а о координации действий. И, скорее, по инициативе изнутри, а не снаружи.
То, что политический маятник много где в Латинской Америке качнулся вправо, — это, по моему мнению, все-таки совпадение по времени. Венесуэла очень долго шла сама к этому кризису, без всякой помощи иностранных правых.
Более того, это, скорее, венесуэльская политика влияет на соседние страны и заставляет их поддерживать смену власти... Огромные волны людей, бегущих из Венесуэлы от голода и неустроенности, первыми докатывают до приграничных штатов Бразилии, до Эквадора, до Колумбии — до тех стран, куда беглецам удается прорваться. Там тоже растет социальное напряжение и политическое недовольство, потому что небольшие приграничные города не справляются с таким потоком отчаявшихся, бедных людей, которым некуда идти...
(Кстати, "Медуза" дала базовые цифры по первому президентскому сроку Мадуро:
- инфляция - 2 миллиарда процентов (может, Медуза чего напутала, так как Татьяна говорит о тысячах процентов);
- падение ВВП - 45% (нечто похожее на РФ к 1996 году);
- минимальная зарплата - 10 долларов (навеяло воспоминания - я в начале 1999 получал 12 долларов, как и еще 11% беднейших россиян);
- эмигрировало 3 млн человек (до 10% населения, что сопоставимо с Чили при раннем Пиночете.)

...Первые признаки проблем в социалистическом проекте возникли, еще когда Уго Чавес был жив, о его болезни еще ничего не было известно, а левый поворот переживал золотые времена. Чавес очень много сделал для бедных слоев, давал им большие субсидии, создавал социальные программы. Тогда еще нефть стоила дорого, и можно было тратить доходы от ее продажи на «социальные миссии», как он их называл. Жилье построили. Людей лечили. Граждан пустили в ежедневную политику, создав коммунальные советы. Правительство предполагало, что граждане будут напрямую участвовать в политической жизни, сами решать свои вопросы и тем самым помогать власти. ..
Но уже тогда было понятно, что это тупиковый путь распределения: не создавались производства, все время повышался процент импорта. Даже то, что раньше Венесуэла производила сама, она сейчас импортирует, потому что именно в период наибольшего расцвета были разрушены многие отрасли. К тому же Чавес был уверен, что частные компании, в том числе иностранные, устанавливают «несправедливые» цены, вводил свои, «правильные». Но бизнес не очень хочет торговать в убыток себе, и потом либо сворачивался, либо переставал поставлять те или иные продукты. Таким образом возник дефицит.

Теперь проблемы там очень серьезные, и касаются они всех сфер жизни. Инфляция — несколько тысяч процентов. Уровень преступности сопоставим со странами, которые вовлечены в военные конфликты: около 130 убитых на 100 тысяч человек — цифра такая, как будто там идет небольшая война. Ужасающий уровень здравоохранения из-за нехватки медикаментов. Венесуэла даже перестала публиковать статистику по детской смертности, потому что среди детей до пяти лет она очень сильно выросла. Из-за недостатка продуктов они очень истощены, их убивает любая инфекция...

Последние крупные беспорядки случились в Венесуэле в 2017 году. Тогда оппозиция пыталась взять режим, что называется, измором. С 29 марта и до июля, ежедневно, не пропуская ни одного дня, они просто мирно выходили на улицу с плакатами. Они надеялись, что либо Мадуро сдастся, либо мировое сообщество потребует, чтобы он ушел. Эта стратегия не увенчалась успехом, их разогнали.
Но, когда это случилось, Мадуро вместо того, чтобы исправлять экономические просчеты, решил просто переписать конституцию 1999 года. Однако Чавес свою конституцию утверждал с помощью референдума, то есть спрашивал согласия граждан, а Мадуро это сделал просто президентским указом.
Очень много стран не признают Мадуро законно переизбранным президентом на второй срок. Легитимной властью они как раз считают Национальную ассамблею — парламент, избранный в соответствии со старой конституцией. Президентские выборы оппозиция бойкотировала, потому что там был всего один оппозиционный кандидат. И то очень условно — бывший соратник Чавеса. Таким образом, Мадуро сам дал основания обвинять себя в узурпации власти.
При Чавесе тоже каких-то особенных репрессий не было, но зато он приступил к созданию параллельных структур власти и насилия. Это началось после неудачной попытки переворота 2002 года, когда он понял, что не может полностью доверять вооруженным силам.
Так возникли «коллективос» — по сути, это вооруженные банды из бедных районов, которые им отдали на откуп, чтобы они там следили за порядком (вот они и красногвардейцы из "Двенадцати" Блока - Ромдорн). На практике именно они и стали, возможно, главным источником этого невероятного роста преступности. Потому что в тех районах, которые им отдали на «кормление», может, и порядок, но на другие они совершают настоящие налеты. И поэтому уже тогда было ясно, что Венесуэле может грозить не только экономический, но и внутриполитический кризис тоже.
В 2017 году «коллективос» привлекли для подавления оппозиционных выступлений. Сами их участники говорят, что их задача — «защищать революцию», и они готовы к любым сценариям.


Довольно сложно классифицировать оппозицию, потому что оппозиция в Венесуэле — это очень большая и широкая коалиция из всех, кто против Мадуро. Там действительно много проамериканских политиков, они настроены на сближение с США, на внедрение рыночных механизмов и на привлечение зарубежных инвестиций. То есть на все то, что отсутствует в сегодняшней Венесуэле, и больно ударяет по экономическому положению страны.
Произошла национализация, ушли западные инвесторы, новые приходят неохотно, опасаясь, что вложат деньги в бизнес, а потом его внезапно национализируют, и, может быть, экспроприируют, как повелось еще при Чавесе. От всего этого они обещают избавить страну.

Пока позиция армии состоит в том, что Мадуро — демократически избранный президент. В принципе, это понятно, потому что военные расставлены по всем ключевым постам, вплоть до управления государственной нефтяной компании, то есть единственной существующей. Тем не менее последнего слова армия не сказала: она пока не подавляет, она выжидает.
Но даже если армия вдруг перейдет на сторону оппозиции, «коллективос» довольно активно поддерживают режим Николаса Мадуро, потому что имеют от него многие блага, и готовы выйти на улицу в его защиту.
Могу сказать одно: Николас Мадуро без боя власть не отдаст".
Tags: Венесуэла, социализм, экономика
Subscribe

promo romdorn march 12, 23:42 1
Buy for 10 tokens
Оказывается, ЧЕ стартует в Москве уже скоро! На российских ресурсах ничего внятного найти не удалось, зато на Европейской Федерации есть лист с заявленными спортсменами: http://ewfces.com/finalentrylist.php?id=33&comp=41 Теперь вот маюсь, на кого хочу сходить: и на Сашу Козлову, и на Гаэль…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments