November 17th, 2021

Либеральный критерий корректности рассуждений.

Почему либеральный? Потому что сам по себе он не покушается на заблуждения, неграмотность, ошибки автора рассуждений. И тем не менее предлагаемый критерий, при видимой простоте, дает ему ориентир на действительно научное мышление.

Формулировка критерия. 

Рассуждение является с нашей точки зрения корректным, если мы уверены в каждом из входящих в него суждений, утверждений, включая неявные предположения, на которые оно опирается.

Пробежимся по некоторым вопросам, которые могут возникнуть по поводу этого критерия.

1. Че это за фигня ваще? Разве это что-нибудь меняет? Мы так и так уверены в том что говорим, а демагогу вообще до лампочки, имеют ли его заявления какое-либо отношение к реальности.

О: Действительно, свои ошибки мы замечать не склонны. Многие не отличают от знания не только убеждение, но и просто удобный аргумент в дискуссии. Но мы можем применять этот критерий к чужим рассуждениям, требуя обоснований для вызывающих у нас сомнения утверждений. Кроме того, зная об этом критерии, мы будем более склонны добиваться убедительности своих суждений и для других. А при регулярном столкновении с основанными на нем возражениями или применении к чужим рассуждениям, должно развиться и более критическое отношение к собственным заявлениям. Часто достаточно просто задать себе вопрос "действительно ли я уверен в том, что собираюсь сказать?", чтобы сообразить, каким образом чуть не сорвавшееся с языка утверждение может оказаться неверным.

Что касается демагогии, то пользующийся этим критерием человек становится более устойчивым к ней и повышает свой иммунитет к ней по мере развития навыков его использования, так как лучше видит заведомые некорректности в демагогических построениях.

2. Каким образом это является именно критерием корректности и какое отношение имеет к научному методу?

О: Ну какое-то отношение к корректности этот критерий имеет в любом случае. Если человек утверждает не то, что на самом деле думает, не то, в чем действительно уверен, выдает за истину то, что еще может отказаться неверным, то построенную на таких утверждениях позицию вряд ли можно назвать корректной. Является ли этот критерий исчерпывающим? Как чисто субъективный - вполне возможно, потому что автоматически учитывает любые другие критерии корректности, научности, истинности, которыми уже владеет данный человек: если что-то из его утверждений не укладывается в эти критерии, то он уже не может быть уверен в таких утверждениях, то есть они не будут соответствовать и предлагаемому критерию.

В пределе, для человека, владеющего и пользующегося научным мышлением, этот критерий просто совпадает с требованием научности каждого утверждения, так как такой человек не может быть уверен в том, что не является научно обоснованным. А любому другому он по крайней мере дает повод для правильных вопросов, на которые, на его месте (то есть при его уровне знаний) все равно пришлось бы искать ответы действительно научно мыслящему человеку, вместо того чтобы громоздить доморощенные некомпетентные измышления в подтверждение своих теорий или в опровержение чужих.

3. Так это что, нам теперь каждое слово проверять на достоверность?

О: Как раз наоборот, этот критерий избавляет от необходимости дополнительно и по собственной инициативе обосновывать то, что считается общеизвестным или исходит из заведомо авторитетного источника. Если вы не видите причин в чем-то сомневаться, то этот критерий предлагает смело этим пользоваться. Но он же дает повод учиться отличать действительно достоверное от представлений, возникающих из вульгарного "мне сказали".

4. А как быть думающим, сомневающимся, рефлексирующим людям, разделяющим мудрое изречение "я знаю только то, что ничего не знаю"? Не затыкает ли такой критерий им рот?

О: Любое сомнение в соответствии утверждения реальности может быть включено в формулировку так, чтобы получившееся высказывание уже не вызывало сомнений. Для этого используются слова и конструкции типа "возможно", "я допускаю (подозреваю)", "можно предположить", "по-моему", "вероятно", "не исключено что", "если верно сказанное выше, то.." и т.д. Кроме того, довольно часто от избыточной категоричности хорошо помогает слово "достаточно" и его синонимы. (Например, "достаточно многие" вместо "большинство" или тем более "все", если мы не можем быть уверены в последних двух вариантах). Можно также констатировать тенденции вместо их абсолютизации (например, "капиталист склонен преследовать собственные интересы независимо от интересов рабочих" а не "капиталист антагонистически противостоит рабочему") или подавать свои построения как мысленную модель, а не истину в последней инстанции.

На подобных формулировках, конструкциях и приемах можно получить гораздо больше и гораздо более основательных результатов, чем может казаться тому, кто привык только вещать.

5. Не подрезает ли такой критерий крылья любителям яркой, образной речи, насыщенной иронией, гиперболами, сарказмом, эффектными сравнениями?

О: Каждый образ, аналогию, гиперболу можно переформулировать в несколько более нудное, но прямое утверждение. Вот и надо следить, чтобы стоящие за такой образностью утверждения отвечали предложенному критерию, чтобы яркие образные построения держались на корректности предполагаемых ими утверждений, а не на отличии этих образов и гипербол от реальности. Да, это несколько сложнее, чем следить только за эффектностью своих высказываний. Ну так нам что надо — шашечки или ехать? Чтобы было непременно эффектно или еще и результативно?

6. Как быть с таким мощным методологическим инструментом как бритва Оккама? Вообще, во многих случаях теория принимается на основании просто того, что она лучше других объясняет наблюдаемые явления. Разве  критерий, который требует непременно уверенности, не блокирует принятие таких теорий?

О: Действительно, бывают случаи, когда, за неимением лучшего, приходится исходить не из фактов, а всего лишь из мысленной модели реальности. Данный критерий ничем не противоречит такому подходу. Он всего лишь требует четко различать факты и модели. В науке такое различение присутствует или по крайней мере предполагается. Именно благодаря ему она способна развиваться дальше, когда наблюдаемые явления перестают укладываться в имеющиеся теории. Благодаря этому же различению могут сосуществовать альтернативные теории.
С другой стороны, данный критерий предлагает и крайнюю осторожность в опровержении имеющихся теорий, которым любят заниматься самоучки-любители.


7. Насколько применим этот критерий в дискуссиях?

О: Вопрос об уверенности в том что говоришь, в его соответствии реальности, актуален всегда. Многие, судя по их поведению в дискуссиях, считают что их дело просто защищать выбранную ими позицию всеми возможными средствами, а проверять ее на корректность, доказывать противоположное - это задача их оппонентов: "в спорах рождается истина". Так вот, нет, при таком подходе в спорах рождается только бардак в головах. Элементарный мысленный эксперимент: спор между двумя лицами, исповедующими такой подход к дискуссии, неотличим от бесплодной перепалки двух демагогов.

Приближение к истине в дискуссии возможно только только в том случае, если обе стороны стремятся с ней, а значит используют только аргументацию, удовлетворяющую предложенному критерию. Правда в этом случае он немного усложняется. Уверенность необходима не только в прямых утверждениях, но и в уместности приводимых аргументов, — в том числе, что они не только относятся к существу обсуждаемого вопроса, но и действительно являются возражением на сказанное оппонентом или ответом на заданный им вопрос, а не увиливанием а ля "Это полотенце!" ( кстати, кто не видел или не помнит, посмотрите всю миниатюру - отличная иллюстрация того, что уклоняться от неудобных вопросов можно бесконечно). Следить за корректностью аргументов в таком смысле конечно несколько сложнее, чем только за собственной уверенностью в содержании прямых утверждений, но иначе дискуссия склонна превращаться из инструмента развития понимания обсуждаемых вопросов в средство их запутывания.

8. Какая к черту реальность?! Существует только мое воображение. Или Матрица. Короче, мир непознаваем.

О: Субъективистам, идеалистам и агностикам я предлагаю взять за образец и как эталонную, - уверенность, например, в том, что они в ближайшие минуты не станут сознательно и целенаправленно отпиливать себе палец. Обещаю, что это поможет им ориентироваться в их зыбком, неопределенном, непознаваемом мире, где любой их шаг может оказаться шагом с крыши или в бездны космоса (или все-таки не совсем так? :) ).

9. Все это гнилой либерализм/троцкизм/оппортунизм/ересь, призванные посеять сомнения и разброд в наши стройные ряды.

О: Есть время разбрасывать камни и время собирать камни. За единство рядов борются, когда эти ряды имеются в наличии. Сейчас же "ряды", например, сторонников пролетарской революции состоят из горстки диванных экспертов, тщетно призывающих друг друга начать наконец борьбу за пролетарскую революцию, у каждого из которых к тому же свои собственные доморощенные идеи, почему у большевиков или СССР не получилось, и что надо делать иначе в следующий раз.
Для того чтобы кого-то собрать под свои знамена, чтобы было за чье единство бороться, надо сначала на самом деле разобраться, что пошло не так. То есть все-таки разобрать свою теорию до самого основания и пересмотреть все шаги ее сборки, чтобы быть (таки) уверенными в каждом из таких шагов. И критерий корректности ваших построений вам в помощь. :)

10. Да плевать я хотел на ваши критерии. Я говорю то, что хочу и считаю нужным. Имею право.

О: На здоровье. Но если ваши суждения не укладываются в понятие о корректности других, то они тоже имеют право не принимать всерьез ни эти суждения, ни лично вас.

11. Так в чем все-таки ценность этого критерия?

О: В том, что он дает любому человеку, независимо от уровня его знаний и степени грамотности, повод для грамотных с научной точки зрения вопросов, способ поступательного развития в направлении научного мышления, вместо блуждания в лесу собственных заблуждений и фантазий.

promo romdorn december 19, 20:30 1
Buy for 10 tokens
На днях грузинский тяжелоатлет Лаша Талахадзе на чемпионате мира в Ташкенте вырвал 225 килограммов (никто никогда не поднимал столько в рывке и близко) и толкнул 267 кг, побив рекорд Леонида Тараненко 1988 года (266 кг в толчке, рекорд Тараненко в сумме двоеборья (475 кг) Лаша побил еще лет пять…