January 23rd, 2019

Arthénice
  • _niece

А Новая Газета спросила про скучное

Почему это правительство никто не одобряет, и нету ли тут почвы для протестов. Тоже мне, новость. Ответ мой был следующий:

"Неодобрение правительства и протестные настроения - это разные вещи. Правительство никогда не было особенно популярным органом власти. В течение многих последних лет, если вы посмотрите данные и динамику у “Левада-центра”, ФОМа, даже ВЦИОМа, то увидите, что премьер всегда сильно отстает от президента по уровню одобрения, что правительство оценивается всегда чуть выше Государственной Думы, которая вообще не пользуется народной любовью, но всегда тоже ниже, чем президент. Традиционно на правительство возлагается ответственность за положение дел в социально-экономической сфере, а президент ассоциируется с внешнеполитическими достижениями. Последнее время именно это изменилось, вот это новость, а не то, что не одобряется деятельность правительства. Тут я не вижу, на самом деле, никакой особенной новизны, нет даже ускорения динамики падения.

Новость была в том - и это случилось весной-летом 2018 года, - что рейтинг президента присоединился к рейтингам остальных органов власти и стал снижаться вместе с ними. Он по-прежнему впереди, но он разделяет с ними общую динамику. Размыкание рейтинга президента и всех остальных социологических показателей, которые называли сакрализацией президентского рейтинга, закончилось. Сейчас не время говорить о том, почему это случилось, но уже все видят, что это случилось.

После президентских выборов, еще до объявления о повышении пенсионного возраста социологи фиксировали неожиданно отрицательную реакцию на то, что состав правительства остался прежним. То есть, у людей были ожидания какого-то обновления, какой-то новой политики после выборов. Мы поняли, что эти ожидания были, только post factum, когда они оказались обмануты. Когда люди увидели все те же старые лица в правительстве, по реакции, которая у них возникла, социологи поняли, что, оказывается, люди хотели и ждали чего-то совсем другого. Да, правительство аккумулирует на себе настроения общественного недовольства, но то же самое можно сказать и о Думе: она тоже таким небольшим козликом отпущения работает.

Что касается протестного потенциала: есть такая вещь, как готовность участвовать в протестах, а есть одобрение протеста в целом. Важно и то, и другое. Не все люди, которые говорят, что готовы участвовать в протестах, будут в них на самом деле участвовать, многие люди, которые не отвечают на вопросы социологов или говорят, что нет, мы участвовать ни в чем не будем, когда что-то начнется, поведут себя иначе. Человек не знает, какими будут его собственные действия, потому что он не представляет себе ту новую ситуацию, когда вокруг него начинается протестная активность. Что касается одобрения протеста или нейтрального к нему отношения, тут у нас уже с середины 2017 года произошла так называемая нормализация протеста: больше половины респондентов стали говорить, что протестная активность нормальна сама по себе, и государство не должно преследовать за нее.

Очень высокая протестная готовность была летом этого года. Но, как мы видим, она ни во что особенно не вылилась. По этим цифрам мы не угадаем, будут ли, собственно, протестные акции или нет. Люди протестуют не потому, что они решили, что протест - это хорошая вещь. Люди протестуют оттого, что их в этот момент что-то очень сильно возмутило. И мы с трудом можем предсказать, что это может быть.

Если есть латентная готовность к протесту, то он найдет себе выход, и мы видели в последнее время, как это происходит. Но мне бы казалось, что это будет скорее не деятельность правительства, а какие-то местные события. Сейчас людей, видимо, больше всего волнуют и раздражают локальные проблемы - где мусор, где стройки, где сносы, где вырубки и посадки. Но всё это происходит на фоне общего раздражения от поведения власти в целом. Если вообще такой субъект “власть” существует, то он как таковой надоел. Поэтому возникают каждый день новости о том, что очередной чиновник что-то не то сказал - это тоже проявление накопившегося раздражения. Всё раздражает: говорят - плохо, молчат - плохо, всё, что говорят - неправильно, выглядят не так, ведут себя не так. Надоели. Бывает такой момент в общественной жизни.

Но из всей констелляции описываемых социологических показателей мы можем видеть одно: органы власти в целом, система власти в целом не пользуются больше какой-то значимой, ощутимой общественной поддержкой. Она пользуется остаточной лояльностью, инерционной лояльностью, но не поддержкой. Мы не можем сказать, будут ли люди протестовать или нет, но если протесты случатся, к ним будут относиться хорошо или нейтрально.

Базовый инстинкт самосохранения говорит, что хотя бы лояльность, хотя бы нейтральное, не враждебное отношение необходимо для того, чтобы государственная машина могла функционировать. Наша администрация всё-таки нуждается в народном одобрении, более того, она проходит легитимацию через разноуровневые выборы. Она их всячески контролирует, но при этом обойтись без них не может. Мы видели осенью, какую проблему могут представлять неожиданные для организаторов результаты голосования. В наступившем 2019 году, в котором будет много выборных кампаний, в котором будут выборы нескольких губернаторов, в котором будут выборы в Санкт-Петербурге и Москве, эти общественные настроения будут одним из основных источников беспокойства для федерального политического менеджмента. Хорошо рассуждать, что в случае чего Росгвардия всех защитит, но нельзя править из осажденной крепости - просто распоряжения не будут выполняться. Необходимо пользоваться хотя бы минимальной народной поддержкой.

Социологи нам говорят о том, что уровень агрессии, фиксируемый социологическим инструментарием, низок - в том числе, по отношению к власти. Неодобрение высоко, раздражение высоко, уровень агрессии - нет. То есть насилия люди не хотят, но из этого не следует что его не произойдет: для того, чтобы случилось что-нибудь в этом роде, не нужна поддержка ни половины, ни четверти, нужно просто некоторое количество людей, готовых этим заняться. Если в этот момент общее отношение к власти будет скорее плохое, чем хорошее, то никто не встанет на пути у этих людей. Но, тем не менее, пока наиболее популярный тип протеста - об этом я говорю с 2014 года - это так называемый легалистский протест. Это протест в рамках закона и методами закона. Это использование законных методов для того, чтобы добиваться своей цели, продавливать свою повестку и свои интересы. Это очень разнообразные формы деятельности, наше организованное гражданское общество более-менее этим и занимается. Один из простейших и самых распространенных методов легалистского протеста - протестное голосование".

NOVAYAGAZETA.RU
Больше половины россиян выступают за отставку действующего состава правительства — об этом говорят данные «Левада-центра» на декабрь 2018 года. Согласно соцопросу,...
promo romdorn march 12, 23:42 1
Buy for 10 tokens
Оказывается, ЧЕ стартует в Москве уже скоро! На российских ресурсах ничего внятного найти не удалось, зато на Европейской Федерации есть лист с заявленными спортсменами: http://ewfces.com/finalentrylist.php?id=33&comp=41 Теперь вот маюсь, на кого хочу сходить: и на Сашу Козлову, и на Гаэль…