romdorn (romdorn) wrote,
romdorn
romdorn

Categories:

Почему советская промышленность была обречена

Мы ведь уникальная страна. И уникальность в том, что у нас 120 миллионов гектаров пашни — это 10 процентов мирового запаса черноземов. А населения у нас — два процента от мирового. То есть мы должны кормить как минимум пять таких стран, как Россия.
Юрий Песков, бывший директор "Ростсельмаша"


Никогда не интересовался производственными вопросами, но вот наткнулся на интересные интервью Юрия Пескова, директора "Ростсельмаша" в 1978-1996 гг.
И становится ясно, что установка на гигантские производства порождает "завязанность" на производстве даже неудачной техники:


"– В 1973 году, когда создали комбайн СК-5 «Нива», Изаксон (создатель «Нивы» и генеральный конструктор Таганрогского ГСКБ. – Примеч.авт.) уверял, что это – лучший комбайн мира. Но как можно было с чем-то сравнивать, если нас за границу не выпускали? Мы ж просто не видели ничего другого. Кроме того, когда запустили «Ниву», восстал весь Советский Союз. Столько говорили об этом комбайне, столько от него ожидали. Все думали, что вот он сейчас облегчит труд комбайнера и позволит убрать больше урожая. На деле оказалось, что нет. Тогда я все-таки добился разрешения на выезд и отправился в Германию на завод «Клаас». Что я там увидел! Как можно было говорить, что «Нива» – лучший комбайн, если он негоден по сравнению с той техникой, которую была в Германии? Я понял, что нам нельзя было ставить наш комбайн на производство...
Вернувшись на «Ростсельмаш», Песков пришел к генеральному директору Василию Александровичу Иванову и начал рассказывать все, что видел.
– Нельзя, говорю, нельзя было ставить на производство «Ниву», – сказал Песков.
– Сегодня в России кроме нас некому создавать комбайны, – ответил Иванов. – Но я не знаю, сколько мне осталось жить, хотя точно знаю, что за это время новый комбайн уже не создам.
Так они и разошлись, но идея запустить новый комбайн Пескова уже не оставляла.
Я создал на заводе группу из трех человек, и мы около года после работы, каждый день с шести часов вечера и до полуночи, закрывались в кабинете и творили, – вспоминает он. – Чтобы запустить новый комбайн, нужно было полностью менять компоновку завода. Разрабатывали цеха, корпуса, задания строителям на проектирование и, конечно, примерную конструкцию нового комбайна. За нами следили и Иванову докладывали. Он вызывал меня и спрашивал, что у нас там происходит. Я говорил: «Не беспокойтесь, все расскажу вам, но немного позже. Без вас никаких решений принимать не буду».
...В итоге Иванов повторил то же самое: «Моей жизни на это не хватит, не хватит и твоей. Я бы не советовал тебе выносить это на широкое обсуждение».
– Василий Александрович, ну хотя бы попробовать можно? – не сдавался я.
– Попробовать можно, – ответил Иванов. – Я мешать не буду. Но и помощи от меня не жди.
Так я пошел на красный свет. Поехал в ЦК КПСС...
Министр тракторного и сельскохозяйственного машиностроения Синицын еще ничего не знал. Когда он приехал к нам на завод, мы показали ему «Ниву» и объяснили, что выше себя этот комбайн уже не прыгнет. И чтобы обеспечить большую производительность, надо запускать новый комбайн. Как он тогда разозлился! Начал кричать на меня: «Мальчишка! Сынок! Ты что творишь! Что ты понимаешь? Мы «Ниву» поставили на производство! Ни-ву!» «И что? – говорю ему. – Надо снимать ее». Был скандал. Но я повторял: «Вы можете снять меня с работы, но мысли из моей головы по поводу того, каким должен быть комбайн, вы выбросить не сможете». Я же не виноват, что думаю наперед, а эта система все время толкает меня назад или заставляет топтаться на месте. Я не был согласен на эти условия.
В итоге Синицына сняли с должности и поставили вместо него Ежевского. Первое, что он сделал, это вызвал меня и сказал, что готов поддерживать.
Вышло специальное постановление ЦК, которое помогло нам работать. Для того, чтобы запустить новый комбайн, было разработано 1400 наименований комплектующих изделий, которых в СССР практически не было. Закупили несколько комбайнов за границей, привезли их в Солнечногорск и начали проводить испытания. Вскоре поняли, что такие комбайны сделать не можем: у нас метрическая мера, в Штатах другая. Нам не подходила их схема, поэтому мы решили с нуля создавать все свое"//https://iskra.yuga.ru/nomination/interview/?id=1557

В СССР любили рассказывать о количестве комбайнов, которые производятся. Ставилась задача выпускать 75 тысяч комбайнов. "Ниву" делали около 60 тысяч в год, еще комбайны "Колос" делали в Таганроге.
Но производительность таких комбайнов низка. Производительность зарубежных была в разы выше.
Всему СНГ, по мнению Пескова, достаточно 15.000 комбайнов типа "Дон-1500" и "Дон-2600" ("Торум") в год.
См. еще интервью Пескова:
https://expertsouth.ru/interview/my-dolzhny-kormit-pyat-takikh-stran-kak-rossiya/
https://rg.ru/2012/03/13/reg-ufo/peskov.html

Разработка "Дона-1500" заняла несколько лет, еще несколько лет его ставили на линию. А там и страна развалилась.
Пескову еще повезло, что к нему прислушались, могли ведь и послать, и с работы снять. Или его мог разбить инфаркт.

Это та самая проблема, которую сформулировали Хайек и Мизес в отношении планово-командной экономики:
ошибка управленческого звена в вертикальной системе порождает тяжкие последствия для всей системы, тогда как ошибка в децентрализованной экономике порождает проблемы лишь для части системы.
Tags: Ростов-на-Дону, Таганрог, история СССР
Subscribe

promo romdorn march 12, 23:42 1
Buy for 10 tokens
Оказывается, ЧЕ стартует в Москве уже скоро! На российских ресурсах ничего внятного найти не удалось, зато на Европейской Федерации есть лист с заявленными спортсменами: http://ewfces.com/finalentrylist.php?id=33&comp=41 Теперь вот маюсь, на кого хочу сходить: и на Сашу Козлову, и на Гаэль…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments