romdorn (romdorn) wrote,
romdorn
romdorn

Categories:

Не стоит ждать Третьей мировой (к теории империализма)

При данной социальной модели
возможности экономического роста в принципе были ограничены,
а потому промышленный рост, ведя к насыщению рынков, не только не подпитывал себя,
но напротив, готовил кризис перепроизводства и будущий спад.

Борис Кагарлицкий. «От империй к империализму - государство и возникновение буржуазной цивилизации»


Поскольку не все склонны читать длинные тексты, а основной текст состоит из 2700 слов, я предваряю его аннотацией, которая вкратце пересказывает основные идеи, подробно и со ссылками изложенные под катом.

Итак.
- Ленинское определение империализма в целом годится и в настоящее время, но устарели его выводы, в частности ожидание неизбежного краха капитализма при неминуемом столкновении крупнейших империалистов.
- Поскольку работа Ленина об империализме писалась в разгар Первой мировой войны, он не верил в возможности империалистов как-то договориться друг с другом.
- А предположить, что центр силы останется один (США в настоящее время) он не мог.
- Идеи фантазеров про формирование Европейского супергосударства, соперничающего с США, объединения такого гос-ва с Россией, возвышение КНР в ближайшие годы – обычно не подкреплены фактами и цифрами, а являют собой просто психологические проекции антиамериканизма.
- Автор отрицает возможность столкновения США и КНР как минимум до конца 2020-х годов, а скорее до 2040. Заглядывать далее он не считает корректным с точки зрения обоснованности таких прогнозов.
- В 1920-30-е гг. мирсистема капитализма упорно искала способ избегания падения спроса на свою товарную продукцию. Это было связано не с Октябрьской революцией, а в большей степени с Великой депрессией (которая могла, конечно, стимулировать приход к власти популистов разного толка). Одним из пробных вариантов оказалась поддержка фашистского и нацистского режима, вообще авторитаризма, но в 1940-1943 от нее отказались окончательно в силу их умеренной эффективности и повышенной непредсказуемости.
- Одновременно Д.М. Кейнсом были выдвинуты идеи (1936-1940), использованные как в ходе Второй мировой войны, так и после нее – именно они способствовали стабилизации капитализма и расширению внутренних рынков благодаря возникновению широкого слоя потребителей – «социального государства».
- Периодическое балансирование мирсистемы капитализма между социально-ориентированным кейнсианством и бизнес-ориентированным неолиберализмом не означает односторонне направленной тенденции (не повторяйте ошибок Ленина!).
- Понимание устарелости после 1945 года мнения Ленина о неизбежном столкновении империалистов поможет нам спрогнозировать дальнейшее направление развития событий, избегая крайностей алармизма (вроде непременной мировой войны) или апологетики (что вообще не будет межгосударственных трений). 
Приверженцы ленинизма настаивают на том, что мировой капитализм уже свыше 100 лет пребывает в стадии империализма – высшей (иногда добавляют: «и последней») своей стадии. И значит, конец империализма близок – он вот-вот рухнет под тяжестью своих противоречий…
Ленин выделил несколько признаков империализма, которые характерны и для современного капитализма, но сделал выводы, которые История опровергла. Конкретно имеется в виду вот это суждение:
«Из всего сказанного выше об экономической сущности империализма вытекает, что его приходится характеризовать, как переходный или, вернее, умирающий капитализм» («Империализм как высшая стадия капитализма»)
Так как он характеризовал империализм как загнивающий капитализм, в позднесоветское время это стало поводом для шуток: «Запад загнивает, конечно, но какой аромат!»
Здравый смысл широких народных масс противостоял попыткам догматизирования высказываний Ленина 1915 года как «вечной истины».
В самом деле, для загнивающей последней стадии империализм что-то подзадержался в Истории. Следует отметить, что в марксистских кругах первой половины ХХ века, в реформистских вариациях данного учения, обрели заметное влияние концепции ультраимпериализма (Карл Каутский) и организованного капитализма (Рудольф Гильфердинг).
Данные авторы не были харизматическими вождями вроде Ленина, а скорее учеными-теоретиками, в связи с чем могли позволить себе академический тон в рассуждениях и неоднозначные (вместо «все к топкам, товарищи!») выводы.
Немарксистская мысль, в свою очередь, породила кейнсианство как способ стабилизировать капиталистическую мирсистему, расширить рынки сбыта, повысив покупательную способность трудящихся развитых стран.
Так или иначе, капитализм существенно изменился в ХХ веке, причем главным событием для него стала не Октябрьская революция, а Великая депрессия 1929 года.
Как отмечает всезнающая Википедия, «Мировой экономический кризис 30-х гг. XX в. нанёс тяжёлый удар по центральной концепции неоклассиков о стихийном рыночном регулировании капиталистической экономики, отвергающей государственное вмешательство. В новых условиях существования крупных монопольных гигантов свободное предпринимательство приводит рыночную экономику к краху».
Поняв, что дальше в мире узкого рынка жить нельзя, а опора на фашизм приводит к непредсказуемым последствиям, капитализм как система смог усилить государственное регулирование и снизить риски межгосударственных столкновений.

Борис Кагарлицкий пишет:
«Как и все предыдущие кризисы, депрессию делала неизбежной узость внутреннего рынка ведущих западных стран. После того как восстановительный период закончился, мировая система снова пришла примерно в то же состояние, в каком находилась перед Первой мировой войной, когда конфликты между ведущими западными державами разворачивались на фоне сокращающегося спроса на промышленную продукцию. Кризис, таким образом, был социальным в той же мере, что и экономическим. Александр Шубин подчеркивает, что были исчерпаны «возможности социальной системы „империализма“ и емкость рынка»[1185]. Иными словами, проблема была не в том, что европейские экономики, восстанавливаясь, создавали конкуренцию американцам, а в том, что при данной социальной модели возможности экономического роста в принципе были ограничены, а потому промышленный рост, ведя к насыщению рынков, не только не подпитывал себя, но напротив, готовил кризис перепроизводства и будущий спад» //https://www.e-reading.club/chapter.php/1046865/71/Kagarlickiy_-_Ot_imperiy_-_k_imperializmu._Gosudarstvo_i_vozniknovenie_burzhuaznoy_civilizacii.html

Ленин об основных признаках империализма:
«не забывая условного и относительного значения всех определений вообще, которые никогда не могут охватить всесторонних связей явления в его полном развитии, следует дать такое определение империализма, которое бы включало следующие пять основных его признаков:
1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;
2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии;
3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;
4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и
5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами. Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами»// https://esperanto.mv.ru/Marksismo/Lenin_Imperialism/imp.html#c0

Далее он неожиданно делал вывод о неизбежности столкновения империалистических держав за «передел поделенного мира», обрушиваясь на Каутского, который задавался вопросом:
«…Не может ли теперешняя империалистская политика быть вытеснена новою, ультраимпериалистскою, которая поставит на место борьбы национальных финансовых капиталов между собою общую эксплуатацию мира интернационально-объединённым финансовым капиталом? Подобная новая фаза капитализма во всяком случае мыслима. Осуществима ли она, для решения этого нет ещё достаточных предпосылок».

Ленина разозлили сомнения Каутского в отношении неизбежности гибели капитализма, предрекаемой им, Лениным (далее курсивы Ильича):
«При капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учёт силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может. Полвека тому назад Германия была жалким ничтожеством, если сравнить её капиталистическую силу с силой тогдашней Англии; тоже — Япония по сравнению с Россией. Через десяток-другой лет «мыслимо» ли предположить, чтобы осталось неизменным соотношение силы между империалистскими державами? Абсолютно немыслимо.
Поэтому «интеримпериалистские» или «ультраимпериалистские» союзы в капиталистической действительности, а не в пошлой мещанской фантазии английских попов или немецкого «марксиста» Каутского, — в какой бы форме эти союзы ни заключались, в форме ли одной империалистской коалиции против другой империалистской коалиции или в форме всеобщего союза всех империалистских держав — являются неизбежно лишь «передышками» между войнами. Мирные союзы подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн, обусловливая друг друга, рождая перемену форм мирной и немирной борьбы из одной и той же почвы империалистских связей и взаимоотношений всемирного хозяйства и всемирной политики. А премудрый Каутский, чтобы успокоить рабочих и примирить их с перешедшими на сторону буржуазии социал-шовинистами, отрывает одно звено единой цепи от другого, отрывает сегодняшний мирный (и ультраимпериалистский — даже ультра-ультраимпериалистский) союз всех держав для «успокоения» Китая (вспомните подавление боксёрского восстания) от завтрашнего немирного конфликта, подготовляющего послезавтра опять «мирный» всеобщий союз для раздела, допустим, Турции и т. д. и т. д.».

Далее Ильич добавил (жирно я выделил совершенно несовременные положения):
«…три господствующие над миром государства: Германия, Англия, Соединённые Штаты. Империалистское соревнование между ними и борьба крайне обострены тем, что Германия имеет ничтожную область и мало колоний; создание «средней Европы» ещё в будущем, и рождается она в отчаянной борьбе. Пока — признак всей Европы политическая раздробленность. В британской и американской областях очень высока, наоборот, политическая концентрация, но громадное несоответствие между необъятными колониями первой и ничтожными — второй. А в колониях капитализм только начинает развиваться. Борьба за южную Америку всё обостряется.

Сопоставьте с этой действительностью, — с гигантским разнообразием экономических и политических условий, с крайним несоответствием в быстроте роста разных стран и пр., с бешеной борьбой между империалистическими государствами — глупенькую побасёнку Каутского о «мирном» ультраимпериализме. Разве это не реакционная попытка запуганного мещанина спрятаться от грозной действительности?»

Поскольку трансформация капитализма в социальное государство и проч. произошла не одномоментно, а растянулась на 50-70 лет примерно, если считать с 1900 года, то ленинисты и сталинисты упорно предрекали такое столкновение. Удивительно, но еще в 1960-е годы одной из тем советской публицистики была опасность возрождения фашизма в Германии и ее империалистических действий. Вспомните худ. фильм «Мертвый сезон» (1968), например.
Когда рухнул СССР, появились концепции, что именно он служил стабилизатором капсистемы, и вот сейчас она пойдет вразнос. Часто можно встретить подсчеты в стиле нумерологов, когда США повторят судьбу СССР и т.п.
Социальное государство многие трактовали как подачку буржуинов трудящимся, чтобы те не делали революции советского типа (см. у Анлазза про «тень СССР»). В отдельных ухудшениях бытия германских наемных работников (Синяя Ворона) углядели некую «неолиберальную реакцию» и т.п., хотя причина, всего вероятней, в общей стагнации германской (и европейской вообще) экономики на фоне роста Китая.
Кроме того, СССР, по мысли подобных авторов, способствовал сплоченности капгосударств перед лицом общего врага, а теперь вылезут глобальные противоречия. Такие эксперты предсказывают некое столкновение США и ЕС, а может и США с КНР и Японией.
В 2003 году примерно покойный Гейдар Джемаль предрек возвращение мира к блоковой политике по типу 1900-х гг.
Однако ничего подобного не происходит уже 16 лет.

Причем нет смысла говорить об ошибке Ленина: он был прав для своего времени, что показала Вторая мировая война, начавшаяся из того же источника, что и Первая – из недовольной своим местом у параши Германии. Однако в ходе ВМВ в Англии и США сложилось так называемое «военное кейнсианство», которое взяли на вооружение и после войны, за его эффективность. («В 1940 году Кейнс публикует работу «Как оплачивать войну?». Изложенный в ней план подразумевает депонирование в принудительном порядке всех средств, оставшихся у людей после уплаты налогов и превышающих некоторый уровень, на специальные счета в Почтовом сберегательном банке с их последующим разблокированием. Такой план позволял решить сразу две задачи: ослабить инфляцию спроса и уменьшить послевоенный спад»//Вики)
Некритичное перенесение реалий 1890-х – 1940-х годов на современную ситуацию порождает ошибку обращения к Ленину и необоснованное ожидание чего-то типа мировой революции. Отсутствие мировой войны в 1945-1991 многие авторы относили на счет существования СССР, а в связи с его безвременной кончиной начали ожидать Апокалипсиса, описанного в святцах Ильича.

Однако имеет смысл повнимательней вчитаться в тексты самого Ленина.
В его время существовало несколько конкурирующих центров силы – экономической и военно-политической.
Между тем, в настоящее время такой центр один – Соединенные Штаты Америки.
ВВП данной страны превышает 20 трлн. долларов (рассказы из дурдома про «напечатанные фантики» и доминирования услуг типа «стрижка собак» рассматривать не будем), тогда как ВВП Британии, Франции, России, Германии, Италии, Японии и проч. колеблется в районе 2-5 трлн. В разы отстают эти страны по военной силе, а чтобы не возникало фантазий о военном изменении статус-кво, в ФРГ и Японии стоят американские военные базы.
Сопоставимый ВВП имеет КНР – от 12 до 23 трлн. (номинал/ППС), поэтому имеет смысл говорить лишь об империалистических противоречиях США и КНР.
Но в настоящее время их соперничество затрагивает лишь отдельные сферы (вроде программного обеспечения мобильных телефонов). Столкновение теоретически возможно, но случится через десятилетия, не раньше, а столь далекие прогнозы не могут быть достоверными, как и «Центурии» Нострадамуса.
Понимая это, некоторые авторы начинают поминать указанное гипотетическое соперничество ЕС и США, однако ЕС – мягкая конфедерация без общей армии, бюджета, отчасти валюты и политического руководства.
Устранение всех этих препон займет немало времени, так что в ближайшие лет 10-20 лобовое столкновение условных «великих держав» маловероятно.
Россия же вообще не делает погоды в мире, чтобы имело смысл с ней воевать. Ослаблять ее, конечно, будут, и сама она будет неизбежно слабеть относительно лидеров (США и КНР).

Таким образом, Ленин не ошибся в оценке перспектив современного ему империализма, поскольку объективно видел неизбежность столкновения крупных кап. держав, который, по его мысли, приведет к пролетарской революции и концу капитализма. Но ошибся в оценке степени прочности капиталистической мирсистемы и ее способностей к трансформации.
Гильфердинг и Каутский несколько преувеличивали успехи «социализации» капитализма и реформистской борьбы социал-демократов.
Однако высказываться о «регулируемом капитализме» (выражение Б. Кагарлицкого) они начали еще до публикации Ленина, и в целом оказались ближе к реальности, чем он.

Что есть оргкапитализм по Гильфердингу?
Описание дал академик Евгений Варга в 1929 году, подвергнув обоснованной критике:
«само понятие "организованный капитализм" не является марксистским понятием. Содержание этого понятия, взятое в законченной форме, заключает в себе внутреннее противоречие. Ведь, на самом деле, под капитализмом мы понимаем товаропроизводящее хозяйство, механизм которого регулируется законом стоимости, обусловленным, в свою очередь наличием рынка. В эпоху же "организованного капитализма" в его завершенном виде должен существовать один мировой генеральный картель, должен быть один предприниматель, один собственник всех средств производства. В таком обществе нет ни рынка, ни распределения, ни товаров, ни закона стоимости, ни конкуренции, ни анархии производства, ни необходимости производить накопление, т.е. нет существеннейших атрибутов капиталистического строя…
Констатирование того обстоятельства, что "эра свободной конкуренции миновала", является единственно правильным и соответствующим действительности моментом в гильфердинговском определении организованного капитализма. Его положение о том, что образование монополии будто бы вообще устраняет конкуренцию, или что капиталистическое хозяйство в эпоху монополий управляется "социалистическим принципом планового производства" (выражение Гильфердинга), представляется абсолютно неправильным. Несмотря на образование монополий, конкуренция продолжает существовать: о "плановом хозяйстве" не может быть и речи»// https://beobaxter.livejournal.com/835249.html

Однако дальше Варга пишет: «Международные монополии пока все еще являются исключениями».

Если для 1930-го года это было справедливо, то в настоящее время исключением скорее является чисто национальная монополия.
Тем самым конкуренция между крупными национальными концернами снижается, а имеется лишь конкуренция между крупными транснациональными корпорациями (ТНК).
Но может ли такая конкуренция повлечь события типа мировой войны? Ведь конкурирующие компании (например, Рено-Ниссан-Митсубиси-Лада) связаны не с одним государством, конкурируют они на разных рынках с разными игроками (на рынке ЕС – с ФИАТ, на рынке РФ – Хенде-Киа, на рынке Бразилии – Фольксваген и ДжиЭм, вероятно).

Трансформация капитализма после 1945 года
«Новый мировой порядок опирался на новую социальную практику, сложившуюся в годы Второй мировой войны и закрепленную послевоенными реформами. Складывалась система регулируемого капитализма, в основе которой лежали идеи Джона Мейнарда Кейнса (John Maynard Keynes). Государственное вмешательство и политика обеспечения занятости, перераспределительные меры, позволяющие повысить жизненный уровень рабочего класса и общественных низов в целом, стали новой ортодоксией, оттеснив на обочину классический либерализм. Экономическое лидерство Америки на фоне послевоенной разрухи, царившей в Европе, было неоспоримо. В 1945 году на долю Соединенных Штатов приходилось 60 % мирового индустриального производства[1214]. В 1947 году была принята «Программа восстановления Европы» (European Recovery Program). Эта программа получила название «План Маршалла» (Marshall Plan) в честь провозгласившего ее американского государственного секретаря Джорджа Маршалла (George Marshall). Эта программа предусматривала широкомасштабные вложения американских государственных средств в пострадавшие от войны западноевропейские страны. План не был, однако, совсем бескорыстным — он создавал заказы для американской промышленности и новые рынки для нее. Повышение заработной платы, наблюдающееся повсеместно на Западе, привело к резкому расширению рынка и создавало новые возможности для экономического роста даже после того, как были решены вопросы послевоенного восстановления Европы. Америка, как крупнейшая индустриальная держава и крупнейший потребительский рынок, стала одновременно и центром притяжения, и локомотивом для экономики других стран. Бреттон-Вудское соглашение и созданные на его основе институты, как отмечает американский историк Питер Кларк, «были непосредственно связаны с политикой полной занятости, которая шла на пользу всем» (were the international aspect of full employment policies that worked to general advantage)[1215] и в этом смысле вполне отражали взгляды Дж. М. Кейнса, представлявшего Англию на переговорах. В итоге, как подчеркивает финский экономист Хейки Патомяки (Heikki Patom"aki), итоговое соглашение «представляло собой определенную победу производительного капитала над финансовым»[1216]. Новая система стесняла спекулятивные возможности финансового капитала, поощряя инвестиции в производство. Параллельно с Западной Европой восстанавливалась и Япония. Ее послевоенное экономическое возрождение и последующий подъем Южной Кореи были непосредственно связаны с господством кейнсианских принципов — как на международном, так и на национальном уровне. //https://www.e-reading.club/chapter.php/1046865/74/Kagarlickiy_-_Ot_imperiy_-_k_imperializmu._Gosudarstvo_i_vozniknovenie_burzhuaznoy_civilizacii.html

«Кейнсианство отрицало единственность планово-административного управления и регулирования экономики, принятого в социалистических странах. Как альтернативу Кейнс предложил систему макроэкономического регулирования. Реализация концепций Кейнса после Второй мировой войны привела к экономическому «золотому веку» в экономике западных стран. Также кейнсианство ставило под вопрос основной догмат марксистской идеологии, который постулировал неизбежность краха капитализма. Кейнсом предлагались инструменты преодоления кризисов капитализма в рамках рыночной идеологии»// https://ru.wikipedia.org/wiki/Кейнсианство

Следует отметить, что кейнсианство имело и марксистские вариации, которыми известен Пьеро Сраффа, близкий друг Антонио Грамши.
Напротив, догматизация советского марксизма-ленинизма в отношении кейнсианства выразилась в следующих трактовках времен Сталина (а то ж есть фэнтезийное мнение, что застылость – вина Хрущева и прочих «ревизионистов»):
«После начала «холодной войны» в 1952 году И. Г. Блюмин уже называет Кейнса бессовестным интриганом, злейшим врагом рабочего класса и трудящихся масс, «приспешником современного империализма»//Вики

Мы можем видеть, что мирсистема капитализма куда гибче советской системы и работает по принципу маятника – качнувшись в сторону кейнсианской модели, она позже вернулась к неоклассической либеральной модели, но на наших глазах оказывается способна ввести элементы регулируемого рынка и социального государства (протекционистские меры Трампа и недавние пропрофсоюзные заявления Байдена – кандидата в Президенты США).
Марксистские же ортодоксы, оставшиеся в начале 20 века, не отличаются такой гибкостью и с упорством, заслуживающим лучшего применения, талдычат о неизменности ленинских прогнозов. Мол, империалистические державы неизбежно схлестнутся в Третьей мировой войне (так еще, дескать, Ленин учил).

«Терпимость, проявленная американской внешней политикой по отношению к умеренным левым в странах «центра» (но отнюдь не в странах «периферии»), дала свои плоды в виде консолидации западного общества, в целом удовлетворенного условиями послевоенного компромисса и ослабления советского влияния. Напротив, советская система сталкивалась с нарастающими трудностями по мере того, как централизованное бюрократическое планирование, показавшее свои преимущества в годы индустриализации и войны, вынуждено было погружаться в заботы о развитии все более сложного и требовательного потребительского общества»//https://www.e-reading.club/chapter.php/1046865/75/Kagarlickiy_-_Ot_imperiy_-_k_imperializmu._Gosudarstvo_i_vozniknovenie_burzhuaznoy_civilizacii.html

Подводя итоги
Если уж в примечаниях к ПСС Ленина примерно 1960 года писалось следующее:
«концентрация производства достигла в Соединённых Штатах Америки ещё большей высоты. Монополии, сосредоточив в своих руках значительную часть мощностей производства и сбыта продукции ведущих отраслей народного хозяйства, играют решающую роль в экономике и политике США. В 1954 году в 43 отраслях промышленности США 4 корпорации сосредоточивали в своих руках 75% и больше выпускаемой продукции; в 102 отраслях — от 50 до 74%, а в 162 отраслях — от 25 до 49%... 50% работающих по найму (без сельского хозяйства и государственных служащих) зависели от 200 крупнейших корпораций» – то что уж говорить о нашем времени!
Мир изменился неузнаваемо, прогнозы нужно обновлять, потому что никто не в состоянии давать прогнозы на 100 лет вперед. Нелепо также истолковывать ситуацию 20-30-40-50 лет как некое «безвременье», «затишье перед бурей», которая вот-вот разразится по уже известным направлениям.
Такие речи скорее открывают некоторые стороны душевной жизни пишущих, чем те или иные стороны реальности.
Tags: Гильфердинг, Каутский, Кейнс, Ленин, Третья мировая война, империализм, капитализм
Subscribe
promo romdorn april 28, 14:51 153
Buy for 10 tokens
ЖЖ тут порекомендовал текст некоей (так я думал) andeadd: https://andeadd.livejournal.com/1779972.html - там обо всем на свете, но я заинтриговался анонсом порнографической тематики ("ХХХ-актрисы в обычной жизни"). Однако автор начал писать про какой-то мутный фильм о Ландау, который…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 125 comments