Однополые социалистки захватывают власть!

Финское правительство возглавила социал-демократка Санна Марин. Ей всего 34 года, что делает ее самым молодым премьер-министром в мире!
Кроме того, она привлекательная молодая женщина, воспитанная в однополой семье двух женщин, ибо папа Марин любил заложить за воротник, в связи с чем мама с ним рассталась и нашла себе непьющую подругу.
Санна - первая в семье получила диплом вуза. Ее родители - обычные работницы без высшего образования.
В парламенте и правительстве Санна обращается ко всем "товарищи".
Она станет третьей в истории Финляндии женщиной, возглавившей правительство.
Все пять ведущих партий Финляндии возглавляют женщины, причем четверым из них нет 40 лет.
Вот они на фото (Санна вверху слева):

Collapse )
promo romdorn october 30, 15:25 29
Buy for 10 tokens
Наткнулся тут на откровения некоего Ивана Бенедиктова, который при великом Сталине был наркомом по сельскохозяйственным вопросам. Потом ему поперло и он стал послом, потом опять министром и опять послом. В общем, чувак попал во вращающиеся двери власти. В 1980 он дал большое интервью журналисту…

Польза от религии


(Вася Ложкин, «Уверуй!»)

Есть ли вообще польза от религии? Да. Во всяком случае, была. На определённом историческом этапе. В прошлом, когда знания человека о мире были скудными и ограниченными. Поэтому, во время чрезвычайного противления его силам природы, в тот ужасный момент, когда, казалось бы, всё находится решительно против него, — вера в то, что есть силы иные, глазу невидимые, которые его не оставят, помогала человеку выжить. Просто потому, что обстоятельства могли так сложиться, что вот именно этого эмоционально-волевого усилия оказывалось достаточным, чтобы претерпеть то, что как раз окончилось. Божественная воля случая? «Ошибка выжившего», — сразу возразит вам сегодняшний рационалист.
Collapse )

Из тупика (с)

gleb314 написал в new_rabochy
Три тупика левого движения
1) Коммунисты. Необходимы запрет на частную собственность на средства производства и полный государственный контроль над экономикой.

- сбрехал, конечно. Коммунисты полагают необходимым не то что не полный государственный контроль, а отмирание государства.

Но на кривом стволе выросла плодоносящая ветка:
boris_gallery_1
С какого бодуна надо что-то сразу запрещать?

romdorn
При том что коммунисты ЧС не запрещают, а уничтожают)).
Но этот этап пройден в СССР и от него все отказались.

vlkamov
Не только не пройден, но как раз сейчас прямо внутри капитализма прорастает. На слуху в основном каршеринг, но например в строительстве аренда оборудования уже стала весьма популярной.

black_semargl
Чтобы арендовать - нужен собственник у которого арендуют.

vlkamov
Он может быть не частным.

black_semargl
А каким?
Собственность ограниченного коллектива - не менее частная, любое акционерное общество как пример.


Государственники сказали 6 "государственная".

Суть не в этом. Собственность - это чрезмерно обобщенное понятие, слово обозначающее слишком разные штуки - для болтовни удобно, для изучения и модификации ообщественных отношений - нет.

Есть три группы (sic!) прав собственности: владения, пользования, распоряжения.
Например станком буржуй владеет, распоряжается, но пользуется - таки рабочий.
А вот мелкая буржуазия и пользуется тоже => занимает другое положение по отношению к средствам производства, чем пролетариат и немелкая б. => отдельный класс.
Кстати, рабочий пользуется станком довольно частным образом - тут запрет частной собственности вообще бессмыслен.

Суть в том, чтобы отношения собственности не позволяли эксплуатацию человека.
Например в кооперативе-И-коллективе(*), даже бы только ему принадлежали станки, это выполняется.
Для кустря-с-мотором - тоже, но как справедливо замечено, мелкобуржуй тяготеет к укрупнению и переходу
в буржуи-эксплуататоры. Нанял батрака-помощника-подмастерье - уже эксплуататор.

Средства производства могут быть общественными, общество владеет и распоряжается, если нет эксплуатации.
И запретом это не достигается.
В прошлых обсуждениях пришли к выводу об изобилии средств производства. Полезности, а то и необходимости.
При этом условии владеть ими смысла нет.
Не исключаю также, что какая-то налоговая политика очень способствовала бы, нужно считать оптимальные формы. Например хочешь держать грузовик в своем дворе и купил/изготовил/выменял его в собственность. Держи, но плати столько же, как если бы ты взял общественный для дела (**)

Тут скорее характерно, что до столь детального рассмотрения общественных отношений рррреволюционеры опускаться не хотят. Им винтовку подавай и "свергать" что-нибудь.

* Горбачев извратил суть кооперации, разрешив нанимать работников - явная идеологическая диверсия.

** Немножко напоминает обложение коз, кур и яблонь в личном подсобном хозяйстве, имевшее место в СССР. Это обложение явно неоптимально и непросчитано, ну да с математикой у начальства всегда плохо. Хочется кого-нибудь нагнуть, а расчеты показывают - для общество невыгодно. Обидно, да.

(с) Название позаимствовано у В.Пикуля

Этот пост изначально помещен в http://vlkamov.dreamwidth.org

Нации и национализм

Поскольку в ряде дискуссий выяснилось, что нацию некоторые полагают древним, архаичным явлением, решил подготовить краткий экскурс в историю наций и национализма.

Для начала стоит понять, что национальная идентичность, являющаяся одной из основных для большинства индивидов сегодня, сравнительно новое явление. Антропологи изучающие архаические племена не находят прямых аналогов национального самосознания. Люди из таких обществ идентифицируют себя прежде всего как членов определённого рода, племени или союза племён. Представители другого племени, даже близкие по культуре и языку, своими уже не воспринимаются. Вернее их обычно признают за людей (не случайно у таких народов самоназвание обычно переводится просто как "человек"), но не обязательно дружественных, в то время как чуждых по культуре и языку за полноценных людей уже не держат. Если чужаки более примитивны их могут считать не лучше животных, если равны, то ущербными людьми, если сильно превосходят, то воспринимают как полубогов. В любом случае обычными людьми они не считаются. Даже для самых слаборазвитых племён знакома ксенофобия, то есть страх и отрицательное отношение к инородцам, но вот сравнимые с национализмом развитые представления о себе, как о некой общности (за пределами круга родственников и соплеменников) отсутствуют.

В социумах перешедших от "дикости" к "варварству", с вызреванием военной демократии оформляется новый тип политии - вождество. Его не стоит путать с племенем, племя может быть ацефальным (не иметь лидера) либо возглавляться предводителем чья власть держится на авторитете (антропологи иногда называют таковых бигменами, чтобы не путать с вождями). Вождь же кроме авторитета обладает дружиной, то есть правом и возможностью применить насилие для осуществления своей власти. Нередко вожди покоряют множество племён и других вождеств создавая сложные сообщества под своей властью. В таких сообществах могут быть люди разной культуры и языка, но их объединяет лояльность и подчинение вождю и его воинам. Соответственно принадлежность к вождеству становится новой категорией для самоидентификации.

Переход от вождества к государственности (если случается), то бывает достаточно плавным, его маркеры - стабилизация политических институтов и фиксация обычного права. Другими словами власть начинает опираться не только на авторитет и легальное насилие, но и на закон. С этого времени принадлежность к политии, будь то гражданство в полисе или подданство в империи, становится одной из важнейших категорий в которых мыслит себя человек. Однако прямого соответствия между современным национальным самосознанием и тогдашним восприятием принадлежности к государству всё ещё нет. Например для древних греков важна была принадлежность к общине граждан полиса, а такие же греки из других полисов были чужими и если кто-то переселялся в соседний город-государство, то почти ни при каких обстоятельствах не мог рассчитывать на гражданство (причём не только сам мигрант, но и его потомки). С другой стороны территориальные империи (вроде Персидской) всегда представляли собой конгломерат самых разных чересполосно проживающих народов и культур объединённых имперской властью.

Второй важнейшей категорией самоидентификации в ту эпоху являлась религия, даже у древних греков большую роль играла общность веры, например на крупнейшее религиозное мероприятие - Олимпийские игры, допускались только греки. В период же средневековья, с распространением мировых религий, именно принадлежность к одной из конфессий выходит едва ли не на первое место. Единоверец говорящий на другом языке становится ближе язычника или еретика близкого по языку и культуре.

Третьей по важности идентичностью древности и средневековья являлась сословная. Аристократы разных государств были гораздо ближе друг другу чем к собственным простолюдинам, то же можно сказать про купцов и прочие категории. Каждое сословие имело внутри себя привязанные к конкретной территории объединения, это крестьянские общины, городские коммуны, ремесленные цехи, купеческие гильдии, дворянские корпорации.

Наконец, важную роль играла региональная идентичность. Даже ещё в 19 веке большая часть французов при переписях идентифицировала себя прежде всего, как бургундцы, провансальцы, гасконцы, бретонцы. А в России крестьяне в первую очередь считали себя туляками, вятчанами, ярославцами, костромичами, калуцкими и т.д.

Наконец, никуда не ушло и понимании близости языка. Русская ПВЛ в самом начале указывает на общность славян, которая определяется именно через язык. В Священной Римской империи подданные по языкам делились на германцев, итальянцев, французов (восточная часть современной Франции входила в Средние века в Германскую империю) и славян.

Таким образом, человек средневековья на вопрос кто он ответил бы в первую очередь про религиозную принадлежность, потом про подданство, про сословие, про родную провинцию, но на вопрос о национальной принадлежности вряд ли понял бы о чем речь.

Откуда же и когда взялись современные представления о нации? Само слово имеет латинское происхождение. Как известно
варварские вождества оседали на территории поздней Римской империи, причём нередко с согласия самих римлян. Такие компактно проживающие общности инородцев римляне и называли нациями, тогда как римский народ обозначали словом популюс. Позже (в средневековье) значение термина несколько изменилось и под "нациями" стали понимать своего рода землячества. Так группа студентов из одной местности учащаяся в университете на чужбине называлась "нация". В Парижском университете было несколько таких "наций", например нормандская и английская.
Collapse )
Bobroslo

Три тупика левого движения

Кратко: сейчас есть три ветви левого движения. Представители первых двух ветвей знают, что делать. Но и результаты их действий предсказуемы. Представители третьей ветви толком не знают, что делать.
1) Коммунисты. Необходимы запрет на частную собственность на средства производства и полный государственный контроль над экономикой. Что всегда приводило к диктатуре государственной элиты.
2) Социал-демократы. Допускают капиталистическую экономику при условии что эта экономика должна обеспечивать базовые потребности всех. Поэтому, косвенно заинтересованы в сохранении и развитии капиталистической экономики.
3) Неавторитарные левые антикапиталисты. Питают отвращение и к капитализму и к диктатуре партийных боссов. Наиболее яркие представители - анархисты. Но есть и марксисты - у Маркса можно найти много анти-авторитарных мест. Экономическая и политическая программа отсутствует. На данный момент это не план действий, а скорее этическая система.

Конечно, встречаются и "миксы" течений 1,2,3. Но обычно в таком "миксе" можно выделить наиболее сильную составляющую - это и будет реальное содержание, а остальное - наносное либо декоративное.

P.S. По итогам обсуждения, добавил еще пункт:
1б) Коммунсты плюс  "длительный НЭП". Всевластие партии и государственный контроль над экономикой, но с сохранением частного предпринимательства. Но и в этом вариант диктатуры государственной элиты не избежать. К тому же, к гнету партократии добавляется и гнет "нэпманов". Технически вполне реализуемо. Но для пролетариата - ничего привлекательного.

История человеческой природы (сказка) -:)

1) 9 млн лет до нашей эры

Встретились в тропическом лесу два дриопитека и один другому говорит:

- Как-то плохо стало в лесу. И бананов меньше, и кокосов, которые расколоть легко – все твёрже камня попадаются…

- Лес стал меньше, поэтому. Все говорят, что вулкан когда-то взорвался, и от этого степи стали наступать. Там травы, им солнца меньше надо.

- Слушай, давайте уйдём в степь? Там будем откапывать клубни и корешки из земли и есть их. Они вкусные, я пробовал на опушке.

- И что? Небось все ногти переломал, пока выкопал.

- Нет, я палку взял и выкопал палкой

- Да ты что? Нет, ну один раз можно, но постоянно палкой пользоваться… Это же противоречит обезьяньей природе! Да и потом, хищников там много. Вот ушло в степь стадо Весесе, и что? Их всех саблезубые тигры убили.

- А может быть, им отбиваться вместе надо было, а не порознь?

- Не знаю и знать не хочу! Знаю только одно – жизнь в степи противоречит обезьяньей природе.

Прошло очень много лет. Дриопитеки, ушедшие в степи, стали людьми. Они научились делать деревянные и каменные орудия труда, приручили огонь, овладели речью, стали делать первые попытки познать закономерности окружающего мира. Были они слабее всех в одиночку и сильнее всех вместе.

2) 20000 лет до нашей эры

Collapse )

Кто есть кто

Тов. Систематизирую нарисовал интересную анкету, на которую я ответил:
1. марксизм, социализм, анархизм - скорее я придерживаюсь смеси этих идеологий, также с пониманием относясь к установкам либерализма, который в целом тоже гуманистичен в классическом виде.
Но в целом я нахожусь вне идеологий, просто некоторые мысли кажутся мне здравыми, я их разделяю.
2. Всем людям, даже сверхбогатым, ибо я полагаю такое богатство вредным грузом для них. Интерес в более здоровой жизни - большое влияние в юности на меня оказал Эрих Фромм, потом я к нему охладел, посчитав наивным, и сразу оказался в русле идей национализма и социал-дарвинизма, от чего меня позже избавил Кагарлицкий, логичностью своих построений. Ну и также смена места жительства с Москвы на Ростовскую область способствовала осознанию, что идеи величия страны противоречат моему собственному, личному бытию.
3. Я полагаю революционные потрясения проявлением плохого управления обществом. При хорошем управлении элиты осознают взрывоопасные моменты и гасят его той или иной реформой, улучшающей положение масс. В итоге общество эволюционирует, причем достигают зачастую большего, чем революционеры.
4. Хорошо отношусь, не знаю, зачем его ограничивать, надо просто с умом внедрять его достижения.
5. Я сторонник равенства, так что некоторое время тяготел к казарменному коммунизму Пол Пота.
Ныне я полагаю, что при хорошей организации потребления (использование автопроката, рациональной мебели и одежды), а также рационального питания - люди станут потреблять в рамках физиологической нормы, а символическое потребление, демонстрирующее преуспеяние и иерархию, уйдет в прошлое.
6. Я сторонник планетарной нации, но это очень далекий путь, так что в ближайшее время содружество наций.
7. Доброжелательной, в рамках равенства всех идей. Это предусматривает борьбу с попытками навязывания той или иной идеологии "в качестве государственной", что находится в рамках ст. 13 Конституции РФ, например.
8. Свобода есть состояние индивида, в котором он не ощущает давления на свои решения и устремления, кроме давления обстоятельств. Если эти обстоятельства создаются другими людьми целенаправленно, с целью ограничения свободы данного индивида, свободы недостаточно.



Кто там называл неавторитариев "фуфлыжниками"? Барселона дает по рогам

Я, в общем, помню, кто называл: наш общий друг Водокачкин.
Мол, анархисты и прочие левые небольшевистского толка ничего не смогли, они фуфлыжники и т.п.
Судя по всему, это неисторичная точка зрения, продиктованная личной неприязнью к некоторому типу личности, а также баранской упертостью (по гороскопу Водокачкин - Овен). С ним наверняка бы не согласился историк социалистических движений Александр Шубин.
А недавно тов. Павлюченко рекомендовал мне книгу Энтони Бивора о Гражданской войне в Испании 1936 - 1939.
Читая книгу, я узнал много нового, поскольку до сих пор мои познания о ней оставляли желать лучшего.
В частности, открытием для меня стало сопротивление анархистов военно-фашистскому мятежу в Барселоне в июле 1936 года.
История показывает, что никакой уникальной невдалостью неавторитарные социалистические движения не отличаются, дело, скорее, в конкретных обстоятельствах и личностях во главе масс (известно, например, как грузинские меньшевики запросто подавили большевиков в самой Грузии и в Абхазии, а также о роли армян в советизации Грузии).
Барселонские анархисты оказались едва ли не самыми решительными и организованными в деле сопротивления мятежу Франко и Кейпо де Льяно.
Итак:

Collapse )
эмча

Кто победил во второй мировой войне?

Время от времени мне приходится слышать замечательную в своей абсурдности фразу "а американцы вообще говорят, что это они в войне победили". При этом произносится она с таким раздражением, что я невольно поддакиваю: "но ведь мы-то знаем, что Америка войну проиграла!". Часто на этом моменте мой собеседник сначала зависает, а затем начинает недружелюбно на меня шипеть.

Конечно, всем понятно, что речь идет не об исторической безграмотности, а о взаимной игре пропагандистских трактовок. И, все-таки, мне подобные диалоги кажутся забавными.

Давайте попробуем разобраться, кто же на самом деле победил во второй мировой войне и каков вклад СССР и США в эту победу?



Collapse )

О Сталине и сталинистах

Годы идут, а тема сталинизма всё будоражит неспокойные умы. Сталинисты пытаются доказать, что во-первых репрессий не было, а если и было то не много, а если и много, то вождь не виноватый, потому что ничего не знал, а если и знал, то репрессировали исключительно "за дело" заклятых врагов и заговорщиков, а если и не врагов, то потом разобрались и отпустили. Времена Сталина представляются им "правильным" социализмом, который порушил не то Хрущёв, не то Косыгин, а если бы не порушил, то стоять бы СССР вечные веки и процветать на зависть буржуинам.

Вопрос только, о каком таком процветании трудящихся можно говорить, когда первая пятилетка обернулась голодом? Уровень жизни кое-как вернулся к показателям 1928-29 годов во второй половине 30-х, да и то не факт. Если физический голод удалось преодолеть, то потребление мяса превзошло конец 20-х только в 50-е. Если же учесть в уровне потребления некоторый рост количества доступных промышленных товаров, например обуви или велосипедов, то с горем пополам можно говорить о восстановлении году к 1939, однако затем началась подготовка к войне и новое затягивание поясов, а дальше провал потребления в период Великой отечественной. Про конец 40-х сталинисты любят бряцать регулярным снижением цен и отменой карточек раньше чем в Британии. Вот только не любят вспоминать, как душили приусадебное крестьянское хозяйство постоянным повышением налогов на него, как колхозы погрязли в долгах из-за заниженных государственных цен на их продукцию.

За Сталиным иногда всё же признают некоторые ошибки, но часто в стиле "не додушил". Между тем наиболее болезненные для общества повороты его политики связаны с намеренным или случайным "прижатием" рыночных отношений. Можно сколько угодно критиковать рынок, но обеспечение населения необходимыми товарами в период НЭПа держалось именно на нём. На самом деле рыночные механизмы играли свою роль даже при полном запрете на них во время военного коммунизма, но не станем отвлекаться. После гражданской войны большевики с огромным трудом стабилизировали финансовую систему. Денежная реформа Сокольникова вернула стране твёрдую валюту обеспеченную золотом. В середине 20-х советские червонцы даже почти свободно обменивались на доллары, фунты, марки. Да, да, была при советской власти пара лет, когда можно было купить валюту не нарушая закон. При НЭПе и заграницу выехать было не так сложно и многие нэпманы ездили обзаведясь за бугром валютными счетами.

Однако в 1926 году де-факто началась индустриализация, строго говоря до первой пятилетки было ещё 2 года, планы её только считались и пересчитывались, а заводы уже начинали строить и деньги на это отпускались не малые (например СТЗ заложили в 1926, а ДнепроГЭС в 1927 году). Денежная масса росла, а товарная за ней не поспевала, ведь вновь создаваемые предприятия вступили в строй спустя годы. Предсказуемо цены начали расти. Скоро накрылся медным тазом едва появившийся валютный обмен, нэпманы почуяв что может случится гиперинфляция кинулись менять рубли на доллары и скудные валютные резервы Госбанка стали таять, пришлось прикрыть лавочку и грозить валютчикам самыми страшными наказаниями. Потом во время голода эту валюту выудят у населения обратно через Торгсин.

Чтобы оплатить промышленное оборудование государство старалось нарастить экспорт хлеба. Хлеб требовался и для растущего населения городов, но спровоцированная самим государством инфляционная волна скоро сделала гос. цены на закупку зерна заниженными, повышать их означало обрушить финансовую систему окончательно. В ответ на уклонение крестьян от хлебозаготовок последовало принуждение. Страх производителей парализовал рыночный механизм и пришлось вводить карточную систему. Наконец, в рамках окончательного решения хлебного вопроса, последовала сплошная коллективизация. Строго говоря насаждение совхозов и создание колхозов предполагалось в любом случае. Они должны были стать рынком сбыта для тракторов, грузовиков, комбайнов и прочей сельхозтехники производимой новыми заводами. При таком подходе можно было не стремиться загнать всех крестьян в колхозы в кратчайший срок, коллективизация могла идти постепенно по мере наращивания количества техники. Однако по ходу дела на первый план вышли иные мотивации - добыть хлеб для городов и экспорта по госцене.

Столкнувшись с сопротивлением крестьян (хотя бы пассивным) советская власть будет идти на компромиссы. В какой-то момент разрешат выходить из колхозов, но скоро загонят всех обратно, обложив единоличников неподъёмными налогами. По всей видимости эта непоследовательность возникла поскольку крестьяне начали покидать колхозы слишком рьяно и власти обеспокоились, как бы такой "либерализм" не обернулся развалом едва созданных коллективных хозяйств. После неурожая 1931 года ситуация с продовольствием обострилась уже в деревне. Некоторые колхозные руководители шли на уступки односельчанам, выдавая хлеб по трудодням до исполнения обязательств перед государством. В ответ последовали репрессии против таких председателей и изъятие части зерна ранее выданного крестьянам за работу.

Доверие между крестьянами и государством оказалось на нуле. Весной 1932 года были выданы семенные ссуды для сева и продовольственные, чтобы организовать питание во время сельхозработ. Крестьяне ответили властям саботажем, на работы ходили только чтобы получить еду, сев затянули, прополка полей не проводилась, уборка была провалена. Без каких-либо экстремальных климатических причин 1932 принёс новый неурожай и голод, уже и до того начинавшийся, разразился в полную силу. Власти снова маневрировали разрешив ещё летом колхозные рынки и сняв ограничения с приусадебных участков, но крестьяне уже не верили, зачем что-то делать если выращенное всё равно отберут.

Когда масштаб катастрофы в начале 1933 стал ясен экспорт зерна прекратили. Правда сталинское руководство со свойственным прагматизмом вышло из ситуации. Ещё в 1931-32 годах в магазины Торгсин, создававшиеся для торговли с иностранцами за валюту (на что и указывает название), стали приходить советские граждане пытавшиеся купить продовольствие в обмен на золото и ценности. В тот момент магазины не имели право им ничего продавать (торговля предписывалась только за валюту, но бывшие нэпманы её имели и отоваривались), смекалистые директора торговых точек стали пробивать такое разрешение в верхах. Весной 1933 оно давно было получено, более того Торгсин переориентировали на торговлю с советскими гражданами и развернули в широкую сеть. Получилось что хлеб из резервов правительства пошёл не заграницу, а голодающим, но не в качестве помощи, а за золото и по ценам куда выше мирового рынка. В тот критический момент, когда на экспорте добыть средства для оплаты промышленного оборудования оказалось нельзя недостачу восполнили за счёт населения (всего так собрали 100 тонн золота). Такая вот забота о трудящемся.

Какие выводы можно из этого сделать. Во-первых, сталинское руководство может и считало себя выразителями интересов пролетариата, но понимало их весьма своеобразно, так что реальная их политика нередко приводила к ухудшению жизни того самого пролетариата, ради которого вроде бы всё делалось. Это даже не говорит о их лицемерии (которое не просматривается в документах ЦК), скорее имела место некая аберрация сознания, искажённое восприятие действительности через призму определённых установок гласивших, что прогресс промышленности стоит каких угодно страданий и лишений со стороны населения. И все жертвы спишет светлое будущее, которое наступит когда промышленность наконец заработает. Во-вторых, на тактическом уровне Сталин проявлял просто потрясающую гибкость, закручивал гайки почти до срыва, когда видел в этом смысл, но иногда мог и пойти на компромисс с мелкобуржуазными инстинктами и рыночной стихией, как бы их не отрицал на уровне убеждений. Наверное его можно назвать умелым правителем, способным выпутаться практически из любой, сколь угодно безвыходно ситуации, но уж точно я бы не назвал его благодетелем народа.

Особенно смешно, когда ему пытаются приписать некое имперство, контрреволюцию и даже антимарксизм. Судя по всему величие возглавляемой державы таки соблазнило его своим блеском, но (на сколько можно судить из его текстов) он до конца оставался прагматиком, материалистом и воспринимал действительность в марсистских категориях, как он их понимал. Потому все эти бредни про борьбу с "ленинской гвардией" можно выбросить на помойку. Сталин и сам был частью этой ленинской гвардии в не меньшей степени чем уничтоженные им деятели.

Что до репрессий, то они по всей видимости были неизбежным следствием политической культуры порождённой гражданской войной. В конце концов их применяли даже относительно мягкие деятели вроде Зиновьева. Представляется справедливым мнение известного историка революции Бориса Колоницкого чью обширную цитату позволю себе привести:
"Гражданская война показала, что сегодняшний союзник может оказаться завтра врагом, восхваляемый пропагандой красный герой легко превращается в противника. Советские активисты, обличающие влияние “буржуазии”, могут под красным флагом поднять мятеж против новой государственности: революционная символика и риторика, получившие в новой России официальный статус, легко могли быть использованы для политической мобилизации при организации протестных акций.

В результате не только крайняя милитаризация, привычка к чрезвычайщине и методы революционного террора стали элементом политической культуры советской элиты, ощущавшей себя гарнизоном осажденной крепости. Победители в Гражданской войне выжили, став параноиками. Параноидальное сознание, стремление вычислять завтрашних смертельных врагов среди сегодняшних товарищей и друзей распространялось и крепло в рядах нового правящего класса — номенклатуры."


Полагаю с таким настроем элит вопрос стоял не в том, как могли случится репрессии, а в том возможно ли было их избежать. Подозреваю что нет, независимо от того победил бы во внутрипартийной борьбе Сталин или кто-то иной.

Следует ли из выше сказанного, что сталинский СССР представлял из себя сплошной Мордор, как порой пытаются представить антисталинисты? Разумеется нет, советская командно-административная экономика была лишь версией военного социализма образца ПМВ применённой в мирное время. Марксизм по происхождению был западнической прогрессистской идеей. Вся история СССР была историей модернизации России в социологическом смысле.

Да, советские преобразования несли огромные социальные издержки, но далеко не всё общество проигрывало от них. Например, в период раскулачивания односельчане кулаков с энтузиазмом грабили их имущество и были вполне удовлетворены происходящим. Миллионы молодых крестьян сделали себе карьеры, став во вновь создаваемых колхозах председателями или бригадирами, или механизаторами в МТС. 18 миллионов их собратьев переселились в города благодаря чему увеличили свои денежные доходы и спектр доступных товаров, по сравнению с прежней деревенской жизнью. Несколько миллионов человек получили высшее образование повысив свой социальный статус и материальный достаток. До двух миллионов человек были в 30-е годы "выдвинуты" на различные руководящие должности по партийной или хозяйственной линии или на госслужбе. Таким образом, в сталинском СССР было несколько десятков миллионов человек которые ощутимо выиграли от проводимого курса. Это было не большинство, возможно не более 20% населения, но это была достаточно массовая и при этом наиболее энергичная прослойка составлявшая опору режима. Не стоит забывать и о том, что даже не выигравшие в материальном плане нередко были увлечены идеей построения лучшего будущего. Судя по всему и руководство и население вполне искренне верили, что оно не за горами, стоит только поднажать, потерпеть и жизнь наладится. Более того, в 1950-е она таки улучшилась, казалось что великая надежда наконец оправдывается и плоды трудов начинают приносить отдачу всему населению, но произошло это уже не при Сталине.

Его система изжила себя ещё при нём самом. В начале 1950-х было ясно, что из деревни никаких ресурсов более не выжать, а потому нужно ослаблять вожжи и дать наконец людям пожить. Посему любые попытки взять Сталина за образец сегодня абсурдны, как бы их не пропагандировали сталинисты. Россия больше не страна молодых крестьян готовых стать дешёвой рабочей силой великих строек. Россия страна образованных горожан, в том числе и благодаря Сталину и эту его заслугу тоже стоит признать.